Мы продолжаем публиковать  статьи нашего эксперта в области безопасности полетов.

Для взлома мозга и вторжения в него, с учетом новых технологий, открываются беспредельные горизонты. Авиакатастрофы, происходящие в последние время по всему миру, можно назвать АК поколения икс. Речь идет о применяемой технологии для авиакатастроф, со скрытым атакующим воздействием на мозг пилота или на компьютер. К уничтожению воздушных машин бомбами и ракетами вроде давно привыкли и научились распознавать. В большинстве случаев они оставляют следы. А к новому оружию, поражающему мозг, взламывающему компьютер с земли, еще не успели. Мозг неординарных авиа специалистов, как и всех выдающихся представителей экстремальных профессий, подвержен профессиональной деформации. Излучение мозга профессионала происходит в закрепленном индивидуально, специфическом для определенных навыков, частотном режиме. Его мыслительные особенности интегрированы в частотный рисунок мозга. Это позволяет электромагнитным сигналом определенной модуляции, выстрелить в мозг жертвы, для получения событийной отдачи.

АТАКУЮЩАЯ ТЕХНОЛОГИЯ СТЕЛС

За последние годы произошла серия авиакатастроф, аналогичных по ряду ключевых параметров. Основным является необъяснимое, почти идентичное поведение летчиков, незадолго до крушения. В итоге каждый раз самолет падает и разбивается. Всеми погибшими самолетами управляли опытнейшие экипажи, что вызывает особое недоумение. Такое противоречие заставляет задуматься. Версия, объясняющая кричащие не стыковки. Именно мозг авиа-профессионала, обладает био-частотными характеристиками, позволяющими дистанционно управлять им. Требуются лишь небольшие доработки. У летчиков существует профессионально выработанная доминанта, сопровождающая процесс полета. Ее не надо создавать – она уже есть. У опытных пилотов в режиме полета, отсутствует страх совершения ошибок. Они действуют безукоризненно и автоматически, на уровне навыка. Выполнение необходимых действий в данных условиях не требует поэлементного контроля их сознания. Включение атакующей программы внешне проявляется, как внезапное, всегда неожиданное отключение пилотов от их навыков. Процессу сопутствует неизвестного происхождения амнезия. Забывая, что положено делать в чрезвычайном положении, пилоты детально вспоминают, как нельзя поступать ни в коем случае. Срабатывает заданная траектория падения борта. Летчики действуют вопреки здравому смыслу, доводя самолет до крушения. Пилот полностью подчинен доминанте атакующей программы, становясь ее частью. Летчик ментально и физически отключен от принятия решений. На несколько кратких секунд падения и гибели самолета, он перестает быть хозяином собственного мозга. Последствия происходящего пилотом не прогнозируются. Фактическая иллюстрация в приведенной ниже ссылке, подробнейшим образом описано неадекватное состояние опытнейшего пилота КВС ТУ-154 Романа Волкова

Поскольку на земле не место и не время для потери пространственной ориентировки, остается предположить химическое отравление пилота, через напитки или еду. Существует огромное количество медикаментов, способных вызвать временную потерю ориентации. В данном контексте, это единственное объяснение странного поведения майора Волкова и его высказываний. Вопрос: Как КВС допустили до полета? – не имеет ответа. Потерю пространственной ориентации сопровождает спутанность сознания и неспособность принятия самостоятельного решения. В таком состоянии КВС находился уже перед полетом. На примере Романа Волкова видно, что выбранных летчиков предварительно готовят к атаке. Управляемые АК происходят при взлете или посадке. В это время экипаж находится в естественном легком   рабочем стрессе, в разы облегчающем атаку. Взлеты-посадки обычно производятся в ручном режиме.

В цикле наших АК   летчикам всегда приходилось переходить в ручной режим. Перед АК в Ростове, самолет 2 часа кружил над аэродромом, что не могло не утомить экипаж.  Непременный в серии Российских АК конфликт пилотов перед полетом, также выбивает их из равновесия. Мозг пилота филигранно затачивают под атаку. Он взведен как курок, для выстрела по себе.  Наведенная потеря пространственной ориентации выглядит естественно. Отсюда следует, для проведения атакующего воздействия необходима мозговая разбалансировка летчика. В итоге, мозг начинает излучать в   ускоренном и напряженном частотном режиме, удобном для воздействия. Пилот гарантированно примет и выполнит задание, находясь в вызванном биопсихологическом дисбалансе. К сожалению, физиологические показания пилотов в полете, нигде не фиксируются. это не космонавты. В момент же отправки самолета в пике, летчик эмоционально полностью отстранен от происходящего. Зная об этом, психологи и экипаж смогут принять профилактические меры, сохраняющие био-защитный ресурс пилота. Ключевой версией АК в Ростове-на-Дону считается человеческий фактор, информирует “Интерфакс” ссылаясь на официальный источник. Командир экипажа “предположительно отдавая отчет в своих действиях и адекватно оценивая ситуацию, а также положение воздушного судна относительно земли, на протяжении 12 секунд удерживал кнюпель, чем привел стабилизатор в режим пике”. Речевой самописец зафиксировал, что КВС был эмоционально недоступен и на вопросы второго пилота о необходимости таких действий, говорил только “Все нормально”. “Его интонация была спокойна, нервозность в голосе не определяется”, заявил собеседник агентства. Иными словами, в момент исполнения программы, летчик не был в стрессе. Приведенные параметры состояния пилота, говорят о его отстраненности. Из материалов по АК в Ростове-на-Дону следует, что члены экипажа ввели самолет в резкое пикирование, отдав штурвал от себя, при переложенном на пикирование стабилизаторе. Перед нами четкое описание, заданной пилоту через дрон, траектории падения самолета. Пилот исполнил приказ, не имея ресурса сопротивления.   Настоящий мотив пилотов установлен не был. Как и процент осознанной вовлеченности в процесс. По аналогии с без уликовыми убийствами, появились без мотивные авиакатастрофы.

Дополнение по Ростовской АК

В кабине Боинга в Ростове произошел конфликт, зафиксированный речевым самописцем, второй пилот пытаясь предотвратить неизбежное сваливание машины, кричал КВС -“Стоять! Стоять!”, одновременно перетягивая его действия своим штурвалом. В результате, система управления Боинг, основанная на передаче электро-импульсов от штурвалов к бортовому компьютеру самолета, рассоединилась. Говоря иначе, система стала получать не синхронные, а разрозненные и противоречивые команды от обоих летчиков. Машина в итоге, “клюнула” носом и с высоты около 1 тысячи метров стала стремительно падать. Этот эпизод наглядно демонстрирует способность экипажа психологической конфронтацией, создать рассогласованность и зависание компьютера. Не надо и с земли к компьютеру подключаться для взлома, достаточно поссорить экипаж. Приводимые факты позволяют воспринять произошедшее целостно. Летчики АК в Ростове-на-Дону поняли свои ошибки, только ощутив мощные отрицательные перегрузки. Экипаж, по словам экспертов, буквально повис на ремнях. Когда пилоты смогли ориентироваться по огням аэропорта, было уже поздно.  Неуправляемая машина, со скоростью около 370 км/час, под углом примерно 45 градусов, да еще и с запредельным левым креном, неслась к земле. Подобные параметры падения, были и в АК ТУ-154 в Сочи, что можно объяснить одинаково заданной траекторией падения самолетов. Эксперты также объединяют и считают абсолютно схожими по своей схеме, катастрофы в Ростове-на-Дону и Казани. Обобщение основано на неудачных попытках летчиков захода на второй круг. Основной причиной АК в Казани, был помещенный в компьютер инфо-носитель, с динамичным 3Д изображением, падения самолета. АК в Ростове произошла по причине воздействия на пилота с дрона, узконаправленной антенной, с излучением в СВЧ диапазоне. Именно такое скрытое виляние на пилотов набирает обороты. В обеих АК использовалось атакующее аппаратное воздействие на компьютер и пилота. После Казани и Ростова, пилотов “научили” уничтожать самолеты, ограничиваясь одним кругом, ускоренным и менее затратным способом.

 

Скрытый механизм атакующей программы.                                              

У авиа-профессионалов существуют наработанные алгоритмы поведения. Как у представителей экстремальных профессий, прекрасно освоенные и закрепленные навыки, доработаны до автоматизма. Поэтому, именно мозг опытных летчиков, достаточно предсказуем и выверен. Для него несложно составить цифровую программу. Излучения мозга пилота в рабочем состоянии синхронизированы. Опытные летчики отличаются повышенной стрессоустойчивостью, самоконтролем и силой воли. Нахождение в фиксированном рабочем режиме, создает канал определенного диапазона волн. Нейронные мозговые ансамбли профессионального пилота особо прочны и устойчивы. Они являются органичной частью его мозга. Летчик мгновенно входит в заданный процесс. Можно смоделировать электромагнитный каркас мозговой калибровки в режиме полета, заменив его содержание. Пилот, оказавшись в привычном частотном режиме, даже мысли о подмене не допустит. На этом и построена атакующая программа, внедренная в мозг летчика. Это автономная капсула с нейро-вирусом, полностью подчиняющая мозг пилота в короткий интервал падения самолета. Работает в максимально ритмичном импульсном режиме, резонируя с мозгом. Навязанная извне программа, подавляет и отключает силу воли пилота, вызывая элемент расфокусированности и транса. Опытный летчик не может не только допустить, но и представить, что действует под чью-то диктовку. Происходит вызванное раздвоение личности.

Потеря пространственной ориентировки. Летчик полностью теряет контроль над происходящим. Он действует и не понимает, почему он так поступает. Но даже при случайной вспышке осознания процесса, пилот не может его прервать, он ничего не может сделать. Заданной программой предусмотрена организация потолка восприятия пилота. Программированное закрытие верхних слоев смысла. Задается искусственный потолок восприятия. Мозг летчика становится закрытой системой, подобной компьютеру. Возможность вмешательства другого пилота исключена, крушение происходит мгновенно.

ПРЕДПОЛАГАЕМАЯ СХЕМА ЗАПУСКА АТАКУЮЩЕЙ ТЕХНОЛОГИИ СТЕЛС 

В мозг пилота транслируется сюжет траектории крушения борта, в формате 3Д. Пилот получает изображение самолета, стремительно несущегося вниз, под углом 45 градусов. Подача сигнала происходит в максимально-скоростном режиме, мгновенным импульсом. Принцип срабатывания аналогичен 25 кадру. Осознанно пилот не фиксирует его. Воспринятое исполняется автоматически. Пилот считает, что поступает единственно правильным образом. Сюжет видео содержит целиком всю реконструкцию уничтожения самолета от взлета до падения. Нейро-трансляция попадает в подсознание, минуя границу критики. Заданная схема разворачивается в момент реализации, по принципу ДНК. Летчик привык работать в режиме доминантной активности. В случае авиа-атаки извне, одна доминанта заменяется другой. Замещение незаметно, следование курсу полета в сознании остается. В полете у летчика немного измененное, но привычное для него состояние сознания. Дополнительное небольшое изменение, воспринимается как естественное.  Атакующая программа задает одну доминанту, как в трансе, которая и определяет все решения пилота.

Навязанное видео изображение излучает в диапазоне частот головного мозга пилота, и не отторгается им. Пилот внезапно принимает решение к совершению определенных действий. Решение пилот считает своим и никак иначе. Мозг не понимает разницы, представляет человек что-либо, или делает это. В обоих случаях излучения мозга идентичны, одно и другое одинаково реально. Инфо-трансляция производится с дрона, узконаправленной антенной, посредством луча в СВЧ диапазоне. Беспилотник в данном случае выполняет функцию ретранслятора и усилителя сигнала. Он также осуществляет обратную связь между пилотом и оператором катастроф. Оператор дистанционно сопровождает самолет и пилота. При необходимости АК- оператор может корректировать действия пилота. Любое отступление от заданного вектора, вызывает у пилота панику и страх. Атакующее воздействие может осуществляться и со спутника. В результате атакующего воздействия, пилот начинает искаженно воспринимать свое местонахождение в пространстве. Трансформация мозга летчика происходит за доли секунды. Искусственно воспринимая состояние самолета, как опасное, он пытается исправить его на “правильное”. Пилот не осознает, что отправляет самолет в пике. Он раздваивается от необъяснимой парадоксальности происходящего. Происходит замещение реального образа полета, наложение реальностей. Пилот оказывается в иллюзорной реальности. У военных летчиков отмечается высокая способность к оперированию пространственными образами. Для атакующей программы это высокоресурсный фактор. Пилот потенциально подготовлен к восприятию сигнала. Пилоту на мгновение предъявляется целостная активная картина крушения борта, и тут же сворачивается. Подсознание предельно четко зафиксировало инфо-посыл. Заданная траектория падения борта разворачивается пошагово, по мере реализации. Пилот поступает неожиданно. Причем неожиданно и для самого себя, поскольку не успевает отреагировать. Летчик автоматически “проскакивает” точку не возврата. Атакующая программа корректирует управление полетом. Многократно отрепетированный, плановый режим полета, подтвержден мышечной и зрительной памятью. Не ожидая атаки, пилот контролирует полет фоново, без проверки каждого движения. Заложенный в программу перевод борта в пике, происходит неосознанно и мгновенно. Чуть отложенное понимание произошедшего, с учетом огромной скорости падения, ничего не изменит. Вот как это происходит. Примерно через 60 секунд после отрыва от ВПП, ТУ-154 начал запланированный правый разворот. Однако манёвр не был завершен, КВС Роман Волков вместо продолжения набора высоты неожиданно отправил его в пике. Убойно просто. Остальные пилоты погибших самолетов, тоже действовали алогично и непредсказуемо. На компьютерный инфо-носитель заносится ЭЭГ летчика, с измененными под необходимые действия, частотными характеристиками. До определенного момента атакующая программа пассивна. Активация происходит внезапно, заставляя пилота перевести борт в траекторию неизбежного падения. Программа подавляет нейро-излучения пилота на частотном уровне, замыкая его мозг целиком на себя. Вирусная помеха срабатывает, при входе мозга в определенную конфигурацию. Каждое действие имеет свою калибровку, и поддается расшифровке. 3Д сюжет стремительно падающего самолета – это смысловой образ, еще не сформулированный вербально. Образ смысла узнается на глубинном уровне восприятия. Попадая в мозг пилота, он органично встраивается в него. Программа извне подчиняет весь мозг пилота своему принципу, становится доминантой. Пилот превращается в заложника ситуации. Летчики люди поступка, а не размышлений. Они привыкли действовать отлажено, быстро и уверенно.  Профессионалам присуще чувство самолета, с которым в полете они одно целое. Чувство пространственной ориентации для авиа-профи прочный, жизненно необходимый навык. За исключением небольших нюансов, серия авиакатастроф, произошедших за последние несколько лет, “пролетает” по одному сценарию. Наряду с компьютером, взламывается мозг пилота. И одно, и другое недоказуемо. И то и другое – происходит. В приведенном ниже материале, обоснованно показана фактическая хронология летальных действий КВС ТУ-154. Дана наглядная демонстрация, как пилот поступал, вопреки здравому смыслу. Поведение экипажа смоделированных АК аналогично, непременно производится в ручном режиме, в котором летчики наиболее уязвимы.

ГИПОТЕЗА АВИАДИВЕРСИЙ

Как программируют пилотов наших военных самолетов

В них программу помещают, в камикадзе превращают.

В мозг картина подается, изображено на ней

В бездну самолет несется прямо к гибели своей.

Как такое происходит, кто летчиком руководит?

Пилот в пике с машиной входит, не понимая, что творит.

Схема внештатной ситуации, происходящей на борту

С пространственной дезориентацией-переходит за черту.

Модель последнего полета-жестокий приговор пилота.

Он как будто в столбняке, в управляемом полете

Вводит самолет в пике, и погибает в самолете.

Коль не давление извне, как вы это назовете?

Дрон направил луч пилоту –  СВЧ диапазона

Приказ воспринят – за работу. Уклоняться нет резона.

Двадцать пятый кадр внутри. Дальше хронику смотри.

Летчик заложник технологий и побочных функций их

Он не помнит аналогий, но не подведет своих.

Когда бы летчик был один – можно допустить ошибку

Но авиа-крушений клин не позволяет сделать скидку.

Кандидаты разработки атакующей программы

Только профессионалы, имеющие наработки

Краткий штрих для информации

В результате длительных полетов

Профессиональной деформации

Подвержен мозг всех опытных пилотов.

Тысячи часов налета изменяют мозг пилота

Необратимо, органично, но всегда аналогично.

Эксклюзивного пилота вы узнаете легко,

По виртуозности полета, даже очень высоко.

Мозг калибровку излучает, частотным служит маяком

Дрон самолет уничтожает – на него нацелен он.

Не предупредят пилота, не скажут – исчезай быстрей

Гибель его никак не свяжут с минувшей серией смертей.

Не готов никто поверить, как и не готов понять,

Судьбу их на себя примерить и попробовать принять

В одной из неких стран наличия

Спеццентра авиа-диверсий

Включить его, хоть для приличия,

В число неофициальных версий.

В Сирии что происходит – за самолетом самолет

Подряд за горизонт уходит – экспертиза не поймет.

Пилоты лучшие уходят, за собой коллег уводят

Эксперты, летчики и СМИ – объяснений не находят.

Потеря ориентировки – вослед ушедшим прозвучит

А также опыта, сноровки – об этом пресса умолчит.

За один полет всего, пилот лишается своей

Универсальной калибровки, не остается ничего

От летной супер подготовки.

Ярким профессионалам смертельный вынесен вердикт

На растерзание шакалам отдали партнеры их.

Так у военных не бывает, за самолетом самолет

В неизвестность выбывает. Следующий чей черед?

Кто грамотно все подытожит и остановит смерть ребят?

Российский ум такое может, команда хакеров поможет.

Летчика предупредить надо, чтобы был готов

Знал, как могут навредить, тогда он избежит оков.

Когда удара ожидаем, его на входе отражаем

Он не опасен нам тогда и не причинит вреда

Кто-то должен сделать это, заблокировать дорогу

Пилотам до иного света. Они успеют в гости к Богу.

ЧЕРНЫЙ ЮМОР АВИАКАТАСТРОФ 

Как Российские пилоты крушат удачно самолеты

Словно им лекции читают, как борты правильно ронять

Эксперты головы ломают, не могут ничего понять.

Как такое происходит, без ошибок и помех

В Бездну самолет уходит одинаково у всех

Неожиданно и знаково, когда настолько одинаково

Пилот в ментальном тупике отправил самолет в пике.

Живой создали тренажер. Рулит единый дирижер

Авиападом управляет, за борт пилотов отправляет.

В один конец пункт назначения. Гибнут все, без исключения.

Доставляет в мозг программу, дрон по СВЧ лучу,

Импульс вирусного плана бьет пилота по плечу –

Принимай меня, коллега, я с тобою полечу.

Погибнешь вмиг – не будешь мучиться.

Отказаться не получится. Изучен вдоль и поперек

Твой внутренний потенциал. Ты выбран нами, паренек,

Поскольку профессионал. Твой мозг, среди пилотов прочих

Годится для эксперимента выбирали долго очень

Тебя для нужного момента.

Кому-то надо попытаться технологию понять

И в программе разобраться, чтобы грамотно сломать.

РЕЙС В ОДИН КОНЕЦ

Исчезают с воздушной трассы,

Самолет, отправляя в пике

России военные авиа-Асы

Молчат эксперты в тупике.

Пилот внезапно прерывает

Текущий плановый полет

Порядок действий забывает,

И поступает наоборот.

По единой траектории

Происходят все крушения

Не летчики в этой истории

В ответе за свои решения.

Пилоты действуют по схеме,

В ней повторяется сюжет.

Некто третий виден в теме,

Провожатый на тот свет.

Мы их или его не знаем

Но ищем, не перестаем

Принцип убийства понимаем

Есть информация о нем

Конечно время против нас

И радикально не поможет

Но погибший летчик- АС

Атаки суть не уничтожит.

Пилот подробно знает как

Происходило нападение

Он передаст условный знак

Раскроет тайну поведения,

Странной дезориентации

Механизм наведения.

Как смоделирован сигнал

Который с дрона посылают –

В открытый мозговой канал

Короткий импульс направляют

Погибнув, летчик смог понять

Чем партнеры угрожают

Что для защиты предпринять

Когда они опережают

Включить вместо обороны

Нападения стратегию –

Вмиг атакующие дроны

Свою утратят привилегию.

Защищен пилот окажется

От убивающей программы

Партнеры признавать откажутся

Себя заказчиками драмы.